Куда сходить в Калининграде. Помощник и путеводитель по интересным местам и лучшим событиям

Беседы Книжника - Беседе третья

Книжник


 

 

 

 

 

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ

о первых библиотеках, папирусах, пергаментах и древних книжниках

 

- Книжник, Книжник, а правда, что твой дедушка служил в самой древней библиотеке на свете?

- Правда, Фросенька, только он не дедушкой мне приходится, а дальним-предальним предком, самым первым, чье имя нам вообще известно. Жил он в древней Месопотамии, в городе Ниневия, и служил в знаменитой библиотеке Ашшурбанипала…

- Ой, ой, Книжник, подожди, я ничего не поняла! Столько новых слов! Что за Мясопотамия такая?

- Ме-со-по-та-мия — это огромная плодородная долина на Ближнем Востоке, где уже 5 тысяч лет назад существовали настоящие города-государства с дворцами и храмами. Землю эту еще называют Междуречьем, потому что расположилась она между двух великих рек — Тигра и Евфрата. А жителей ее — шумерами, ассирийцами, вавилонянами. Между прочим, они изобрели множество полезных вещей, которыми мы пользуемся до сих пор: колесо, плуг, гончарный круг, парусную лодку и даже первую географическую карту! А еще придумали особый способ письма — клинопись.

- Да, я вспомнила, ты как-то говорил… они на пластилине писали, да?

- Что ты, Фросенька, пластилина тогда еще не было. В древней Месопотамии писали на мягкой сырой глине: разминали ее в пластинки и выдавливали буквы специальными тростниковыми палочками. Такой способ письма называют клинописью, потому что значки выходят похожими на клинышки. Потом глиняные таблички обжигали в печи, чтобы они затвердели, а написанные знаки уже не могли стереться. Благодаря этому шумерские послания дошли до нас. Правда, ученые потратили немало времени, чтобы их расшифровать: ведь в шумерском письме было около тысячи знаков. Представляешь, как долго нужно было учиться древним писцам, чтобы запомнить их все!


- Я все-таки не понимаю. Зачем писать на глине? У них, что, бумаги не было?

- Нет, бумагу изобрели намного позже. И люди использовали для письма тот материал, который оказывался под рукой. На берегах Тигра и Евфрата было много глины. Из нее изготавливали посуду, домашнюю утварь, обмазывали стены домов, делали кирпичи для строительства дворцов и храмов-зиккуратов. Даже человек, согласно шумерским легендам, был сотворен богами из глины! Вот и книги в Междуречье тоже были глиняными.

- И библиотеки состояли из таких книжек?

- Да, при раскопках древних дворцов ученые обнаружили множество табличек, покрытых письменами. Их хранили в особых комнатах — на длинных полках или в специальных корзинах. Это и были первые библиотеки.

- А в какой библиотеке служил твой пра-пра-пра… ну, в общем, тот великий предок?


- В легендарной библиотеке царя Ашшурбанипала — древнейшей на земле! Чего в ней только не было: исторические хроники, научные труды по математике, астрономии и медицине, философские трактаты… а еще — удивительная поэма о великом герое Гильгамеше. Недаром библиотеку называли «Домом наставлений и советов». Каждая книга состояла из множества глиняных «страниц» - табличек одинакового размера. Они располагались на полках в определенном порядке. Существовал даже настоящий каталог, чтобы не запутаться в текстах. На каждой из книг (а их было около 30 тысяч!) стоял клинописный штамп, заверяющий, что все они принадлежат царю Ашшурбанипалу.

- И книжник, который работал в этой библиотеке, помнил каждую книжку-глиняшку?

- Да, Фросенька! Его звали Ахикар — «уважаемый брат». Он и впрямь был очень уважаем за свою удивительную память. Скажу тебе по секрету: каждый книжник хочет быть похожим на знаменитого Ахикара. Даже Рашиди на него равнялся!

- А кто это?

- Книжник, работавший в библиотеке египетского фараона Рамзеса II.

- Там тоже все книги гляняные были?

- Нет, древние египтяне писали не на глине, а на листах папируса. Это высокий тростник с толстыми стеблями, растущий по берегам реки Нил. Стебли папируса разрезались на полоски, выпрямлялись, склеивались в большие листы и высушивались на солнце. После этого на них можно было писать красками с помощью специальных перышек, а готовые тексты сворачивать в рулоны-свитки.  Ты наверняка слышала про иероглифы?

- Да, это что-то такое… египетское! Ну, как пирамиды и фараоны.

- На самом деле их использовали и другие народы. Просто египетская письменность была очень сложной и утонченной. Египтяне по праву гордились своей системой письма и верили, что ее подарил людям сам Тот — бог мудрости. Иероглифы — это особые изображения, значки-картинки, которые используются для передачи звуков или слогов, а иногда — отдельных предметов и понятий. Египтяне писали не только слева направо, как мы, но и справа налево, и даже сверху вниз, колонками и столбиками.

- А сколько всего было таких значков? Тысяча, как у шумеров?

- Представь себе, намного больше: около восьми тысяч! Профессия писца была очень почетной и прибыльной, грамотные люди, умевшие читать и писать, принадлежали к высшей знати. «Мудрецы, предрекавшие будущее» - вот как называли писцов в Египте! Библиотеки тоже носили прекрасные названия: «Приют мудрости», «Дом жизни»… Книгохранилище фараона Рамзеса, в котором служил книжник Рашиди, именовалось «Аптекой для души».

- А почему? Разве книги — это лекарства?

- Конечно! Только лечат они не от ангины или гриппа, а от невежества. Ум развивают, душу исцеляют и облагораживают. А людей преображают — делают мудрецами!

- Я тоже стану мудрой и пре-об-ра-женной, если буду много читать?

- Без всяких сомнений, Фросенька.

- И египетский книжник был мудрецом?

- Еще каким! Недаром его звали Рашиди, что означает «мудрый». В библиотеке фараона Рамзеса хранилось множество папирусов: священные тексты жрецов, стихи и повести древних писателей, рассказы о путешествиях в дальние страны и событиях прошлого… Представляешь, каким ученым можно стать, если прочитаешь все свитки!

- Наверное, эти папирусы длиннющие были?

- Да, длина одного из древних свитков достигает более 40 метров!

- Ну, все равно это удобнее, чем на глине писать. И сами листочки на бумагу похожи: такие же тоненькие, легкие.

- Народы древнего мира были несказанно благодарны египтянам за их изобретение. На папирусах писали великие греческие авторы: математики Пифагор, Эвклид и Архимед, астроном Эратосфен, историки Геродот и Страбон, философ Аристотель, драматурги Эсхил, Софокл и Еврипид… Изготовить свиток или переписать его было нетрудно, и знания, достижения науки и культуры, быстро распространялись по всему свету. Множество папирусных книг хранились в великих античных библиотеках: Александрийской, Пергамской, Эфесской. Кстати, само слово «библиотека» - греческое. Оно состоит из двух половинок: «библио» означает «книга», «тека» - «хранилище».

- Да, здорово египтяне придумали!





- У папируса был только один недостаток — его хрупкость. Многие свитки разрушались со временем от обычной сырости. Сотни тысяч папирусов исчезли в тяжелые времена: в огне пожаров, в сумятице войн. В нашей семье рассказывают, что когда погибала великая Александрийская библиотека, книжники горько плакали и пытались спасти из пламени драгоценные свитки. Но, к сожалению, до нашего времени дошла лишь малая часть папирусных богатств.

- Обидно как… Неужели люди не могли изобрести какую-нибудь более надежную штуку, чтобы книжки долго-долго жили?

- Да, Фросенька. Достойную замену папирусу придумали в Пергамском царстве. Этот материал так и назвали — пергамент. На нем писали и в Греции, и в Риме, и в средневековых европейских монастырях, и даже у нас, на Руси.

- Он тоже из каких-то стебельков делался?

- Нет, из обычной кожи. Чаще всего для производства пергаментов использовались шкуры коров, овец и коз. Кожи тщательно вычищали, скоблили и высушивали — в итоге получались тонкие листы белого или желтоватого цвета. Они были прочнее папирусных, не гнили при влажной температуре, на таких листах удавалось писать с обеих сторон, соскабливая ненужные строчки. А еще пергаменты хорошо сгибались, так что на смену свиткам пришли новые виды книг — кодексы. В них прямоугольные странички сшиты и заключены в плотный кожаный переплет, чтобы защищать книгу от грязи, пыли и всевозможных повреждений. А еще от мышей…

- Старинные мыши тоже любили книжки грызть? Вот глупые! Надо было книжникам их вра-зум-лять.

- Может быть, книжники и проводили воспитательные беседы с мышами. Ведь до наших времен дошло немало пергаментных кодексов — куда больше, чем древних свитков!

- А кодексы эти, выходит, уже на современные книжки похожи?

- Да, только страницы в них были до поры до времени не бумажные.

- А когда появилась бумага?

- Ее изобрели хитроумные китайцы. Но долгое время способ изготовления бумаги держали в строжайшем секрете. Только в средние века ее начали мало-помалу производить в Европе. А до того по-прежнему использовали привычный пергамент. Старинные рукописные книги назывались манускриптами. Над каждой книгой трудились писцы, выводившие букву за буквой гусиными перьями, художники, украшавшие страницы книг яркими заставками и миниатюрами, переплетчики. Книги были настоящими произведениями искусства!

- Они, наверное, очень толстые получались?

- Каждый большой манускрипт сшивался из отдельных книжечек, для изготовления которых четыре пергаментных листа складывались вчетверо. Именовались такие книжки тетрадами.

- Ничего себе! Как тетрадки, в которых ребята в школе пишут?

- Да, слово «тетрада» по-гречески означает «четверка». На самом деле в тетрадах могло быть и больше страниц — в зависимости от объема книги.

- Сколько же могла стоить такая книжка...

- Очень дорого. Манускрипт, созданный стараниями множества людей, ценился на вес золота. В средневековых библиотеках книги часто приковывали к полкам цепями, чтобы их не украли. А читателей предупреждали: тот, кто испортит книгу, непременно подвергнется Божьему гневу!

- Надо же! А в нашей библиотеке ценные книжки, которые домой не выдаются, просто помечаются специальной наклеечкой.

- Знаешь, Фросенька, книгами дорожили не только потому, что их трудно было изготовить. Ричард де Бери, средневековый английский писатель и библиотекарь, обращался к ним, как к самым лучшим друзьям: «О книги! Вы, как никто, щедры и свободны, вы уделяете каждому просящему, вы дарите свободу всем, кто вам усердно служит!»

- Правильно, так и надо… это лучше, чем книги жечь.

- Или грызть?

- Книжник, ну перестань, я же давно такими вещами не занимаюсь!

- Не обижайся, Фросенька. Просто я хотел, чтобы и ты, и ребята узнали, какой долгий путь прошли книги и библиотеки, прежде чем стали такими, как сегодня.

 -Разве это всё? А как же Ефросиния Полоцкая, в честь которой меня назвали? Это ведь она основала первую библиотеку на Руси?

- Нет, далеко не всё! Я обязательно расскажу и про святую Ефросинию, и про берестяные грамоты, и про то, как в Москве изготовили первую печатную книгу… но только в следующий раз. А пока — до новой встречи!